И словом, и делом! Главная страница сайта patent.ua Контакты Киевской городской ассоциации Патентных поверенных Украины Карта сайта patent.ua Добавить в избранное
patent.ua
Некоммерческий
интернет-форум
Патентных
поверенных
Украины
интернет-форум Патентных поверенных  Украины
->
Материалы членов Киевской городской ассоциации патентных поверенных
Мероприятия Киевской городской ассоциации патентных поверенных Украины
Форум членов Киевской городской ассоциации патентных поверенных
Типовые документы по объектам  интеллектуальной собственности
Телефонно-адресный справочник системы  интеллектуальной собственности
История института  патентных поверенных Украины
Статьи по различным объектам интеллектуальной собственности
Законы по различным объектам интеллектуальной собственности
О Киевской городской ассоциации патентных поверенных Украины
Контактная информация Киевской городской ассоциации патентных поверенных Украины





Становление законодательство об интеллектуальной собственности

Среди тенденций в развитии законодательства об интеллектуальной собственности развитых стран и практики его применения можно выделить, как минимум, три общие для всех линии, это:

     усиление режима правовой охраны, в том числе распространение патентной охраны на новые сферы применения и новые объекты, ужесточение наказаний за нарушение исключительных прав, упрощение процедур, необходимых для получения патентной охраны;

     поиски адекватного ответа на появление проблем, связанных с распространением цифровых технологий и Интернета, в том числе появление принципиально новых подходов в области авторского права;

     либерализация отношений в области использования результатов, полученных при выполнении исследований за счет бюджета и общественных фондов.

     Наиболее ярко все три тенденции проявляются в США, в несколько более сдержанных формах - в объединенной Европе, причем именно на общеевропейском уровне. Медленнее те же изменения происходят на национальном уровне в европейских странах и в Японии. В том числе наблюдается быстрое распространение патентной охраны на новые области, включая такие, которые ранее было принято относить к фундаментальной науке или к сфере авторского права.

     Следует также отметить, что усиление роли патентной охраны связано с защитой общественных интересов при использовании результатов НИОКР, созданных за счет или при участии средств бюджета или общественных фондов. Компании, принимающие участие в таких работах, часто бывают заинтересованы не в получении патента на свое имя, а сохранении полученных результатов в секрете (в качестве ноу-хау). Более того, часто компании навязывают или пытаются навязать такое поведение исследователям. Но засекречивание полученных результатов противоречит основной функции исследований, проводимых на деньги налогоплательщиков и общественных фондов. Их основная функция - получение и распространение новых знаний через опубликование. Она в принципе не совместима с сохранением новых результатов в секрете. Вместе с тем, полная публикация получаемых результатов препятствует получению дохода от их использования и коммерциализации. Патентная охрана предоставляет возможность компромисса. Одним из ее достоинств является публикация ключевых сведений о новом техническом решении, другим - возможность публикации результатов, так как наличие патентной охраны дает некоторые, хотя и не очень полные гарантии от несанкционированного использования.


1. ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ ГОСУДАРСТВА


Анализ политики наиболее развитых стран в сфере правового обеспечения и реализации права государства на результаты научно-технической деятельности, финансируемой из государственного бюджета, свидетельствует о том, что:

     правительства стран ОСЭР направляют усилия, прежде всего, на повышение конкурентоспособности национальной промышленности за счет скорейшего освоения результатов НИОКТР, финансируемых государством;

     во всех этих странах преобладает тенденция закрепления исключительных прав на результаты НИОКТР, финансируемые государством, за исполнителем (научно-технической корпорацией, университетом, исследовательским институтом) или за автором. Закрепление прав за государством как таковым возможно в США, но такая возможность используется достаточно редко. В том числе это касается результатов интеллектуальной деятельности, полученных при разработке продукции военного, специального и двойного назначения. В других странах законодательство не предусматривает возможность закрепления исключительных прав непосредственно за государством, но это может быть сделано через специальные организации или агентства, например, в Объединенном королевстве эту роль на протяжении 20 лет играла Британская технологическая группа, в Японии ее играет JITA.

     Попытки закрепления за государством исключительных прав на все результаты НИРОКТР, финансируемых из бюджета, предпринимались с различной степенью настойчивости в США, Великобритании и Японии, но неизменно приводили к негативным последствиям, что заставило правительства этих стран отказаться от продолжения такой политики.

     Законодательства стран ОСЭР находятся в состоянии постоянного усовершенствования, приспосабливаясь к техническому прогрессу. Лидирующие позиции в этом процессе занимаю США.

     Достаточно четко прослеживается тенденция интеграции разрозненных законов об интеллектуальной собственности в единую систему типа кодекса. В наиболее яркой форме это имеет место во Франции, где законы объединены в Кодекс интеллектуальной собственности, но тенденция прослеживается также в Германии, в Великобритании и США.


 2. ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА США


     В последнее время Россия все более четко ориентируется на интеграцию в европейские структуры, чему способствует не только географическая близость, но также известное сходство правовых систем. Однако, отдавая предпочтение Европе, не следует пренебрегать американским опытом. В известном смысле, изучая законодательство США, можно увидеть в нем будущее национальных законодательств многих других стран, в том числе европейских. Надо лишь правильно смотреть и видеть реальные причины происходящих перемен.

     Как уже отмечалось выше, США опережают Европу в развитии законодательства об ИС. Существенную роль здесь играют объективные обстоятельства. Во-первых, европейские страны связаны между собой соглашениями по гармонизации национальных законодательств, поэтому они менее свободны в законотворческих новациях. Во-вторых, система общего права, действующего в США и странах Британского содружества наций, более гибко реагирует на изменения ситуации в окружающей действительности. Последующая кодификация новых норм - дело скорее юридической техники, чем принципа. Наконец, в-третьих, европейские страны вообще более консервативны, чем США.

     Опыт США по использованию результатов НИОКТР, в том числе финансируемых государством, наиболее многообразен и поучителен. Несмотря на существенные отличия законодательства США от российского законодательства, очень многое из этого опыта может быть использовано в России. В первую очередь это касается усилий и достижений правительства США по использованию в частном секторе результатов НИОКТР двойного назначения, полученных в ходе реализации государственных программ. Не менее интересны радикальные изменения в патентном законодательстве США и в законодательстве об авторском праве, не связанные прямо с правами государства.

     Патентная охрана все чаще используется в области программного обеспечения и правовой охраны результатов исследований в области биологии, генной инженерии, молекулярной генетики и других наук о жизни. Патентная охрана становится дешевле, расширяется объем патентной информации, предоставляемой бесплатно через Интернет. В Патентном ведомстве США или над ним образуется общественный совет из авторитетных представителей науки и промышленности. Меняется система отчетности Патентного ведомства перед обществом. Важная особенность патентной охраны в США - наличие годичного периода после публикации (раскрытия изобретения), когда считается, что изобретение не утратило новизну.

     Значительный интерес представляет также негативный опыт по закреплению за государством прав на патентование результатов всех НИОКТР, финансируемых из государственного бюджета. Как уже говорилось, США - одна из немногих стран, где патентный закон предусматривает возможность закрепления всех прав на изобретение за государством, т.е. выдачу соответствующего патента. Поэтому не случайно, что именно США первыми испытали на себе практику закрепления за государством прав на изобретения, полученные при выполнении публично финансируемых НИОКТР, первыми обнаружили отрицательные последствия такой практики и первыми от нее отказались.

     Поскольку правительство финансировало исследования, то ему принадлежали и все результаты коммерческой реализации нового продукта, что не способствовало развитию инновационной деятельности. В результате очень небольшой процент изобретений использовался в промышленности и лицензировался. В итоге в стране возникли проблемы, связанные с замедлением технического прогресса и снижением конкурентоспособности американских товаров на мировом рынке. Принятие в 1980 году закона Бай-Доула переломило эту негативную тенденцию. В соответствии с этим Законом, политика была изменена, и сейчас правительство поощряет разработки в частном секторе при сохранении своих интересов на базе конкретного механизма взаимодействия правительства и частного сектора.

     В последние годы относительно небольшая часть изобретений, полученных при выполнении публично финансируемых НИОКТР, патентуется на имя правительства США теми 6 агентствами, через которые осуществляется финансирование. Шесть таких агентств - это:

     Национальный институт здоровья - NIH <3> ;

     Сухопутные силы - Army;

     Военно-морской флот - Navy;

     Военно-воздушные силы - USAF <4>

     Министерство энергетики - DOE <5>

     Аэрокосмическое агентство - NASA.

     ------------------------

     <3> National Institute of Heals.

     <4> United States Aerie Force.

     <5> Department of Energy.


     Они не только получают патенты, но и занимаются лицензированием. Однако объем роялти, получаемых в результате лицензирования достаточно мал по сравнению с объемами бюджетного финансирования. При этом примерно 95% от общей суммы роялти получает Национальный институт здоровья и только 5% - остальные пять (5) федеральных агентств. За 3 года (1996 - 1998) NIH получил в виде роялти 102,2 миллиона долларов, все 6 агентств в совокупности получили 107,5 миллиона долларов. Легко видеть, что эти суммы на порядки меньше, чем затраты США на НИОКТР.

     Начиная с 1980 года, политика США направлена на усиление режима ИС. Именно США стали первой страной, распространившей патентную охрану на многие новые технологии и методы близкие к фундаментальным исследованиям. В 1980 Верховный Суд США решил, что генетически проектируемая бактерия, способная к разрушению сырой нефти, патентоспособна. Тем самым был создан прецедент патентной охраны форм жизни. Первые патенты на многоклеточный организм и животное в 1987 и 1988 годах сопровождались спорами. Теперь выдаются патенты на проектируемые организмы, способы преобразования клеток и выделения белков, генов и даже фрагментов гена. Скорость, с которой США распространили охрану на биологические изобретения, вероятно, принесла пользу университетам, чья активизация в патентовании, начиная с 1980-ых, во многом основана на биомедицинских науках. Более пятидесяти процентов от патентных заявок по биотехнологии от 1971-1998 регистрировались университетами и исследовательскими институтами. Точно так же Соединенные Штаты оказались на переднем крае фронта стран, предоставляющих патентную охрану программным продуктам и деловым методам, основанным на использовании Интернет. Число патентов США, предоставленных в классах, связанных с программным обеспечением, повысилось в период с 1990 до 1999 троекратно <6>.

     ------------------------

     <6> Источник - ОЭСР, DST 1/ICCCC/IE (2000) 8.


     Соединенные Штаты не только расширили сферу патентной охраны, но также предоставили правообладателям дополнительные возможности по защите своих прав. С этой целью в 1982 году были созданы новые Апелляционные суды федерального уровня со специальной экспертизой при разбирательстве имущественных споров по поводу исключительных прав.

     Начиная с 1980 года в законодательстве США были сделаны несколько изменений, облегчивших передачу технологий в промышленность, в том числе и, прежде всего, в малый бизнес. Самые принципиальные изменения связаны с двумя законодательными актами, принятыми в 1980 году. Один из них, известный как Закон Бай-Доула, вошел в состав Патентного закона США в качестве главы 18. Этим законом была введена особая процедуре патентования изобретений, полученных в Университетах, других некоммерческих организациях и в малом бизнесе при наличии бюджетного финансирования. Благодаря этой процедуре у некоммерческих организаций и малых предприятий появилась возможность закреплять за собой имущественные права на изобретения, полученные на основе исследований, финансируемых из федеральных фондов.

     Поправка 1984 года позволила исследовательским институтам оформлять их имущественные права на третьих лиц для дальнейшего развития. Закон 1980 о технологических инновациях, известный как закон Стивенсона Уайдлера, исправленный в 1986 в соответствии с Федеральным Актом о Передачи Технологии, уполномочил федеральные лаборатории проводить совместные научно-исследовательские соглашения (CRADAs) с частными фирмами и оформлять на эти фирмы патенты на любые получаемые результаты.

     Не менее впечатляющие изменения произошли в американском законодательстве об авторском праве. Главное из них связано с принятием в 1998 году Закона об авторском праве цифрового тысячелетия (далее - DMCA). <7> Этим законом правовая охрану распространена не только на произведения авторского права, но и на средства их защиты. При всей спорности таких норм ни один юрист в мире пока не придумал других мер, дающих правообладателю реальное преимущество перед пиратом. До принятия DMCA каждое новое усовершенствование в компьютерных технологиях давало пиратам новые преимущества. Принятие данного закона выровняло ситуацию. Результаты не заставили себя ждать, о чем свидетельствует дело российского программиста Дмитрия Склярова, арестованного в США. По тому же пути неизбежно пойдет и Европа, включая Россию, но только через несколько лет.

     ------------------------

     <6> Digital Millennium Copyright Act.


     3. ОПЫТ РАЗВИТЫХ ЕВРОПЕЙСКИХ СТРАН (НА ПРИМЕРЕ ГЕРМАНИИ)


     Среди европейских стран особенно полезным для российских законодателей может быть опыт Германии, особенно, если речь идет о правах на результаты НИОКТР. Уместно напомнить, что законодательство Германии во многом послужило прообразом российского законодательства в сфере ПС, принятого в 1992-1993 гг. В первую очередь это относится к патентному законодательству, в несколько меньшей степени - к законодательству об авторском праве. Для правовой охраны компьютерных программ и баз данных в Германии принят специальный закон, хотя охрана этих объектов осуществляется в рамках авторского права. Данное обстоятельство также напоминает ситуацию в России. Еще один интересный для российских специалистов аспект германского опыта - это преобразование патентной системы бывшей ГДР и интеграция ее в патентную систему ФРГ. В целом это преобразование прошло более организованно, чем в России, но также не без проблем, что свидетельствует о его объективной сложности. Наконец, схема организации науки в России наиболее близка именно к германскому варианту.

     Научно-исследовательские институты Германии объединены в общества, внешне напоминающие ту схему, которая применена в РАН, но далеко не тождественную ей. <8> Таких обществ в Германии два. Одно из них - Общество Макса Планка (далее - ОМП), ориентировано на проведение фундаментальных исследований в различных областях естествознания и гуманитарных наук, второе - Общество Фраунхофера (далее - ОФ) <9> ориентировано преимущественно на прикладные задачи. Каждое из этих обществ помимо физических лиц (членов общества) имеет в своем составе исследовательские институты и специальные организации по передаче технологий. Оба они финансируются правительством приблизительно по одной схеме, именуемой моделью ОМП/ОФ. Однако есть и существенные различия, связанные с ориентацией на разные проблемы. ОМП объединяет 76 институтов, а также около 15 исследовательских центров и временных исследовательских групп. Общая численность работающих во всех этих организациях, включая временные коллективы, составляет примерно 11000 человек. Из них примерно 3000 ученых. Кроме того, около 6900 человек составляют аспиранты, докторанты и приглашенные ученые из других стран.

     ------------------------

     <8> Достаточно сказать, что институты Германии, как правило, не являются юридическими лицами, они гораздо меньше по численности сотрудников и т.п.

     ------------------------

     <9> Сам Фраунхофер был выдающимся исследователем и изобретателем в области оптики.


     Бюджет ОМП на 2000 год составлял 2338 млн. немецких марок, причем на 95% он формируется из бюджетных средств. Частные пожертвования и заработанные средства, включая доходы от продажи лицензий, составляют не более 5%. Следует заметить, что институты ОМП свободны в своих действиях, в том числе в вопросах патентования результатов и продажи лицензий. Однако, в связи с постоянным ростом объема торговли лицензиями, ОМП учредило в 1970 году независимую компанию по передаче технологий под названием "Гарчинг инструменте". В 1979 году компания была преобразована и названа "Гарчинг инновайшн ГМБХ". Эта компания со штатом 10 служащих выявляет те изобретения, получаемые в институтах ОМП, которые могут иметь коммерческий успех, и помогает в продвижении их на рынок. Всего в работе компании за время ее существования задействованы 1758 изобретений, продана 401 лицензия зарубежным компаниям. Лицензионные платежи в целом составили примерно 179 млн. немецких марок, причем около половины этой суммы составляют лицензионные платежи от продажи лицензий за рубеж. На данный момент в работе находятся примерно 802 изобретения. За 1998 год было заключено 65 лицензионных соглашений, а объем лицензионных поступлений из-за рубежа составил 26 млн. немецких марок.

     Более поздние данные отсутствуют. Однако можно легко заметить, что лицензионные платежи от зарубежных продаж составляют не более 1% бюджета, а все лицензионные платежи не более 2%. Еще меньше поступления в виде отчислений от прибыли фирм, организуемых учеными из ОМП на основе своих разработок. Однако ОМП оказывает таким ученым всяческую поддержку, включая возможность пользоваться помещениями, оборудованием и средствами связи по номинальным ценам. Второе общество - ОФ объединяет 50 институтов прикладной научной направленности и организаций, способствующих деятельности институтов. В том числе ОФ имеет специальное бюро по лицензированию и продвижению полученных результатов в промышленность. Бюджет ОФ составляет около 1,3 миллиарда немецких марок (примерно половину бюджета ОМП). Из них около 2/3 дают контракты с промышленностью и исследовательские проекты, финансируемые из общественных фондов. Более половины контрактов с промышленностью - это контракты с малыми и средними компаниями. Доходы от продажи лицензий за рубеж составляют примерно 107 млн. немецких марок в год, что примерно в четыре раза больше, чем у ОМП. Тем не менее, в целом ОФ не рассматривается как самостоятельный агент рынка, способный полностью себя окупать и, тем более, наполнять бюджет.

     Законодательство Германии в сфере интеллектуальной собственности отличается большой степенью детализации. В частности, помимо закона об авторском праве и смежных правах, есть еще два специальных закона, один из которых регулирует административные отношения, связанные с авторскими и смежными правами, а другой - оборот авторских и смежных прав. Помимо отдельных законов об изобретениях, полезных моделях и промышленных образцах, а также закона о пресечении недобросовестной конкуренции есть общий закон о промышленной собственности, увязывающий эти законы и международные соглашения в систему. Кроме того, есть специальный закон о служебных изобретениях.

     В патентном законодательстве Германии, а именно в законе о служебных изобретениях, есть три статьи, объединенные в часть 3 и посвященные изобретениям лиц, связанных с государственной, в том числе военной службой. Сюда относятся: статья 40 "Работники государственной службы", статья 41 "Гражданские служащие и представители Бундесвера" и статья 42 "Специальные условия для университетских преподавателей и ассистентов". Все три статьи либеральны по смыслу, причем в особенности широкие права предоставлены университетским преподавателям и ассистентам. В отличие от работников частных фирм, они имеют приоритет в праве патентовать изобретения на свое имя. Университет может получить компенсацию при коммерческом использовании изобретения, но только в объеме затрат на соответствующие исследования и не более. При этом вообще не идет речь о возмещении затрат бюджету.


     4. ПРИМЕНИМОСТЬ ОПЫТА РАЗВИТЫХ СТРАН В РОССИИ


     Самое поучительное в опыте развитых стран - это постановка задач и методы их решения. В том числе очень поучителен отрицательный опыт США по закреплению исключительных прав за государством. Еще более поучителен более поздний позитивный опыт, который абсолютно не связан с идеей наполнения бюджета за счет реализации прав ИС, принадлежащих государству.

     Реализация прав Российской Федерации на результаты научно-технической деятельности - это, прежде всего, обеспечение интересов общества и национальной промышленности в тех случаях, когда на поддержку НИОКТР расходуются бюджетные средства. Необходимо законодательно определить поддерживаемые правительством формы сотрудничества между промышленностью и наукой, в том числе предусмотреть формы трехсторонних контрактов на проведение НИР и ОКР при участии государства, порядок определения формы правовой охраны получаемых результатов с учетом интересов всех сторон и закрепления прав на эти результаты (как правило, за промышленностью), а также нормы, обеспечивающие приоритет национальной промышленности. Критерии, на основании которых государство входит в соглашение в качестве третьей стороны, должны быть достаточно просты и прозрачны, причем сформулированы в виде правовых норм. В качестве прототипа можно использовать закон США о технологических инновациях 1980 года с последующими дополнениями (он известен также как закон Стивенсона Уайдлера).

     Обсуждая перспективы применения зарубежного опыта по распоряжению результатами бюджетных НИОКТР в России, следует иметь в виду, что ни в одной из стран франко-германской правовой системы, к числу которых относится и Россия, государство как таковое не может быть субъектом отношений в области ИС. Если оно участвует в обороте ИС, то лишь через посредство юридических лиц (организаций). При этом правами ИС владеет не государство, а государственные организации. В России эту роль мог бы играть Федеральный фонд изобретений России, что предусмотрено Патентным законом РФ. Такое решение хорошо вписывается в традиции франко-германского права. Однако оно почему-то не устраивает многих российских чиновников. А вот усиленно продвигаемая в последнее время идея наделить государственных заказчиков правом распоряжаться ИС (от имени РФ) заимствована из американского патентного законодательства, что само по себе не так уж плохо. Плохо то, что она грубо вырвана из контекста. В американском патентном законе закрепление исключительных прав на изобретение за государством, представленным в лице государственного заказчика НИР или ОКР, предполагает получение патента на имя этого заказчика. Однако процедура получения такого патента достаточно сложна и ограничена по срокам. Фактически здесь реализован тот же принцип, что и при патентовании изобретений за рубежом (статья 35 Патентного закона РФ), когда до подачи заявки на получение иностранного патента надо подать заявку в национальное патентное ведомство и только по истечении определенного срока (в России 3 месяца, в США 6 месяцев) можно подавать заявку в иностранное патентное ведомство. Определенный лаг во времени подачи заявок дает государству возможность защитить свои интересы, но не позволяет чиновникам затягивать процесс патентования, вымогая взятки. Если Россия намерена принять идею патентования результатов на имя заказчика, то ее имплантация в законодательство должна быть проведена вместе с имплантацией защитных процедур.

     Следует также учесть, что патентная охрана (особенно в американском варианте) обеспечивает доступность и, следовательно, общественное потребление базовой информации о новых решениях и технологиях. В этом ее преимущество перед охраной результатов НИОКТР как ноу-хау. Для фирм может быть предпочтительнее режим ноу-хау, но для общества в целом - патент. Патент - это компромисс между открытостью и сохранением преимуществ за тем, кто вложил творческие усилия и/или деньги. Отсюда следует, что патентная охрана в России также предпочтительна для общественных целей, как в США и европейских странах. Именно она должна играть ведущую роль в правовой охране результатов НИОКТР, полученных при бюджетном финансировании.


Источник - www.akdi.ru


 

Адрес ассоциации:
04116, Украина, г.Киев,
ул. Довнар-Запольского, 4
оф. 2
E-mail:
info@tm.ua
Тел.:
(044) 486-43-81, 486-43-81
Факс:
(044) 486-38-13
Главная     Новости Мероприятия Форум Типовые Документы Статьи Законы Ассоциация
Киевская городская ассоциация патентных поверенных Украины Идея и поддержка:
КМАПП © 2006-2015
Спонсорская регистрация торговой марки сайта www.patent.ua:
Агентство "Украинские торговые марки"